Юлия Гришина (doloras) wrote,
Юлия Гришина
doloras

Послесловие к "Джону"

Вернулась с клиентами к работе с травмами и совершенно пропустила это послесловие, когда делилась материалами про Джона, а оно оказались не менее важным, чем сами кадры / описание мальчика.

Все признают, что тело развивается последовательно, и для нормального его развития нужны определенные условия - питание, движение и т.д.
Так вот: психика тоже развивается по определенным законам, установленным природой.
Человек - существо живое и целостное.
Отрицание психики и обесценивание эмоций - это тоже следствие искажения в развитии. Все эти цинизмы, садизмы, склонность к фанатизму, оскорблениям и троллингу - патология развития психики.

Игнорирование психического мира - сильно не айс. Именно отсюда у человечества куча бед.
"У человека должны быть ноги на земле, а голова в небесах" (с)

Так и вот.
Как обещала, расскажу о том, какие могут быть последствия подобной травмы для будущей жизни человека. На примере одного человека.

Этот человек буду я.


Когда я была маленькая девочка, я ни на что не жаловалась. Вполне себе хорошая девочка, самостоятельная. Читать рано начала, в школе хорошо училась.
И когда я была подростком, я тоже ни на что не жаловалась. Жила себе да жила, не жаловалась.
В общем, нормально жила. По-людски.

И только когда я начала изучать детскую психологию (случайно, потому что там математику не надо было сдавать), я как-то стала анализировать свою психическую жизнь (до этого мне и в голову не приходило этим заниматься). И тогда-то я и заметила некоторые странности.

Например, в моих детских воспоминаниях напрочь отсутствовали родители. Ну то есть вот совсем.
Друзей, соседей, бабушку из деревни помню, а родителей - как будто и не было.
Причем папа и мама мне рассказывали много историй про меня. Они меня любили, по всей видимости.
А я их не помню, хоть убей.
"Странно... - подумала я. - Избирательная какая-то амнезия..."

Потом, изучая психологию подростка, я узнала, что для подростка референтая (то есть значимая) группа - сверстники.
"Странно...- опять подумала я. - Вот уж чего за собой не замечала..."
То есть друзья - они были, конечно. Но в мой эмоциональный мир они как-то вот совсем не входили. И значения особого не имели.
У меня вообще в эмоциональном мире насчет людей как-то было тихо очень долгое время.
Не было в моей жизни значимых людей.
Вообще.

Я была очень одиноким ребенком.
Но я этого не понимала, и мне было пофиг. Вот это "пофиг"на самом деле очень странно для ребенка. Нехарактерно как-то.

А потом я стала замечать в себе ещё некоторые удивительные вещи.

Например, что человек в принципе для меня существовует только до тех пор, пока я его вижу. Или слышу. Или читаю.
В общем, пока я воспринимала его непосредственно органами чувств.
Как бы приятен и дорог мне не был человек, стоило ему исчезнуть из моего поля зрения, перестать звонить или писать комментарии в ЖЖ - и все, никакого там тебе "скучаю, вспоминаю, не хватает" (я врала, если спрашивали. Хотя в момент общения я совершенно искренне была рядом с человеком, очень душевно могла с ним общаться, и была уверена, что я его люблю ).

Вроде бы ничего особенного.
Но я как-то вдруг, оглянувшись вокруг, начала ощущать от этого какую-то ущербность, честно говоря. И завидовать тем, кто умеет привязываться и поддерживать отношения.
Я специально искала в себе эти искорки - и не находила.

Я люблю людей, мне с ними интересно, но ... будучи достаточно "психичной", я понимала, что настоящей теплоты я ощутить была не способна.
Обидно прямо даже было, знаете ли...

Кроме того, я стала осознавать ещё некоторые не очень приятные вещи.

Во-первых, родителей в моем эмоциональном мире по-прежнему не было.
Я им не звонила никогда. Забывала.
И абсолютно не волновалась за них.
Я иногда заставляла себя попереживать (так положено же, ну!) - но это было очень фальшиво.
Все, что я чувствовала к ним - это чувство долга. И на этом все. "Извините, мне пора".

Во-вторых, в какой-то момент я начала ощущать нездоровую зависимость от дяденек.
Если какой-нибудь дяденька (неважно какой) догадывался сказать фразу "Ты мне нужна" - все, копец. Остальные действия и слова не имели никакого значения.
"Ваня, я твоя навеки!!!"
Бедный Ваня порой потом не знал, куда ломиться.
А некоторые Вани кайфовали и прикалывались (аж вспомнить стыдно. А с виду вроде умная девка...)

Причем важно было сказать именно "ТЫ МНЕ НУЖНА". На фразы "люблю,женюсь" я реагировала как раз неадекватно - сматывалась очень тихо. А потом совершенно искренне не могла понять, почему дяденька так нервничает.
Впрочем, моя личная жизнь - это отдельный анекдот. Местами смешной, местами не очень.

В-третьих, если меня вдруг угораздивало - таки к человеку испытать более-менее теплые чувства, то стоило этому человеку хоть как-то, хоть чуточку меня задеть или просто сделать не то, что я от него ожидала - все, товарищи. Человек исчезал из моей психической жизни навсегда.

Возможность прощать мне была абсолютно неподвластна.
То есть на уровне логики я понимала, что это же чушь, что ерунда же, ну... И я даже могла продолжать общаться как ни в чем не бывало.
Но в моем эмоциональном мире, в том месте, где был маленький след этого человека, наступала мгновенная и вечная мерзлота и тишина. Хоть ты тресни.
Некоторые (например, моя сестра) меня прям презирали за это качество.

А уж если человек делал мне по-настоящему больно, то тут я точно знала - все очень просто: надо, чтобы он исчез из моего поля зрения. Просто ушел бы, и я бы его не видела.
Меня могло колбасить жутко, годами, пока человек пытался как-то что-то исправить. Это было бесполезно: я сходила с ума и истерила.
До тех пор, пока человек не уходил.
В ту же минуту, бувально после того, как за ним захлопывалась дверь, я забывала о случившемся и начинала порхать бабочкой.

Это было тоже как-то ... не очень характерно для большинства людей.

И вот на фоне недоумения по поводу этих моих странностей, я однажды посмотрела "Джона".

"Черт возьми..." - подумала я.

Потому что в первый раз в жизни я вспомнила и обратила внимание на то, что мой папа частенько упоминал такой эпизод: "Тебе когда полтора годика было, ты заболела пневмонией. И тебя положили в больницу одну- тогда ж не разрешали с родителями. И я, помню, принес тебе передачку, смотрю, ты стоишь на подоконнике, зареванная, смотришь в окно, в разных носках...
Я пошел и напился."

"Бедная маленькая Ирочка... - грустно подумала я, глядя на несчастного Джона. - Джону уколы не ставили, и то вон... А тебе там... шесть раз в день пенициллин в маленькую попку... И пожалеть было некому...Йолки..."

И как-то мне сразу стало ясно, откуда растут ноги у этих моих странностей.

Я стала размышлять и думать.

В раннем детстве ребенок "впитывает" способы взаимодействия с миром, в том числе эмоциональные реакции на разные события.
Причем, они ложатся на подсознание.
Это "впитывание" необходимо для того, чтобы когда ребенок выломится из симбиоза с матерью, ему было что воспроизводить. В его мозгу к моменту его самостоятельности для выживания должны быть определенные паттерны поведения.

При этом природа требует, чтобы ребенок долгое время был в безопасности. Иначе его хищники сожрут (природа ж когда человека придумывала, не знала, в каких извращенных условиях будут жить современные дети).

И если в раннем детстве ребенок
а) лишился ощущения безопасности;
б) испытал чувство бессилия в эмоционально значимой ситуации (потому так травмирует физическое наказание);
в) потерял источник тех самых способов,
то это искажает его развитие. И дает дырки в разных местах.
И с этими дырками человек живет дальше.

Я в результате резкой смены обстановки (и физической боли) потеряла напрочь ощущение безопасности.
Недели на три.
Меня никто не защищал. Близких не было рядом. И мой маленький мозг решил, что их не стало. За эти три недели в моей душе все близкие умерли. И первой из них была мать. Поэтому я ее не помню.
И возродить ее мне не удалось до сих пор.

Ужас от потери близких был так силен, и так впечатался в мозг, что много-много лет после этого я была не способна привязываться к людям. Чтобы избежать ещё одной подобной ситуации и той дикой боли и страха, который я пережила.
Это - подсознательные вещи. Не на уровне логики и понимания.
Я вообще забыла этот эпизод. И даже игнорировала его, когда мне о нем напоминали.
А подсознание помнило. И страховало меня от повторения этого кошмара.

В моем глупеньком маленьком мозгу полуторагодовалой девочки, не способной к логике, отпечаталось "Мама ушла, и мне больно - мама сделала мне больно и ушла".
И этот сценарий я отрабатывала полжизни.
Сделал больно - уйди.

"Джон" помог мне понять, откуда во мне эти "мелочи", вытащить их с уровня подсознания на уровень сознания. И теперь я способна с ними работать, понемногу их переживаю заново, учусь строить отношения с людьми.

Результаты в общем и целом неплохие, потому что я умная и красивая.

Кто-то, конечно, скажет - "О, Боже, какая чушь! Подумаешь, ерунда!"
Вам ерунда.
А мне - нет.

Я только сейчас понимаю, как многого я была лишена. И как легко на самом деле быть счастливой.

Да и детей я, наверное, так люблю, и так легко и резво нахожу с ними общий язык, потому что где-то далеко-далеко, в самой глубине моей души, я все ещё стою на больничном подоконнике, в разных носках.
И я, честно говоря, не знаю, сколько лет ещё мне придется отогревать эту маленькую одинокую девочку с исколотой попой.

Но я ее отогрею, вы за нее не переживайте особенно. Она под присмотром профессионала, что вы.
Она у меня уже улыбается вовсю и на ручки просится.

И вообще, главное в жизни - это любовь. Она всех победит.


Взято - http://semirina.livejournal.com/182788.html
Tags: john, trauma
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments